Парламентская газета

629 подписчиков

Свежие комментарии

  • Nikolia Vovchenko
    За систематическое вождение должен быть ощутимый ,реальный срок в колонии и никаких "если" или "или".И таких в послед...За «пьяное вожден...
  • Валерий Федосеев
    Лишать прав и на долго, за повторное лишать транспорта. Будут возникать не подчинение закону (анархия), в камеру к Ан...За «пьяное вожден...
  • Александр Фишкин
    Хм... Может быть, Вы и правы, но народ возмутится.За «пьяное вожден...

За хворостом с бензопилой

За хворостом с бензопилой

С начала 2019 года россияне могут свободно и бесплатно собирать в лесах для собственных нужд валежник. Правда, в Лесном кодексе не сказано, что считать такими древесными остатками, — это регулируют подзаконные акты, но этого недостаточно, убеждены авторы законопроекта (№1151014-7), внесённого в Госдуму в середине апреля. Документ предлагает приравнять к валежнику сухостой, а также разрешить пользоваться ручным инструментом.

Не только лежит

Когда людям разрешили собирать валежник и хворост, регионы принялись вводить свои дополнительные правила. Где-то запрещено использовать пилу, где-то, наоборот, стволы следует нарезать на метровые куски, а где-то требуют вести учёт древесных остатков ещё до того, как их вывезли из леса. Такой административный разнобой приводит к реальным уголовным делам.

Геннадию Толченкову из Нижегородской области грозит штраф до трёх миллионов рублей или до семи лет лишения свободы за незаконную вырубку леса в особо крупном размере. Получив добро у местного лесника, в мае прошлого года житель села Зверево решил построить сарай из валежника. Для этого он за лето собрал 13 поваленных ветром сосен и елей — и стал фигурантом уголовного дела.

Полицейские пожаловали к нему 19 ноября и изъяли вещдоки — злополучные брёвна, бензопилу, трактор и грузовик.

Следователи настаивают, что он «осознавал общественную опасность своих действий» и нанёс ущерб государству почти на 180 тысяч рублей. По мнению представителей Бутурлинского лесничества, Толченков собирал свежий ветровал, а это совсем не то же самое, что валежник, потерявший товарную ценность и пригодный только на дрова. Ветровал считается ликвидной древесиной, которую продают на доски.

Подобных историй будет всё больше, опасается член Комитета Совета Федерации по соцполитике Сергей Леонов. Вместе с коллегой по палате регионов Иваном Абрамовым, а также несколькими депутатами Госдумы от ЛДПР он инициировал новые поправки в Лесной кодекс.

Законодатели хотят изменить формулировки двух статей. В 32-й они предлагают определить валежник как «лежащие на поверхности земли остатки стволов деревьев, сучьев, не являющихся порубочными остатками в местах проведения лесосечных работ, и (или) образовавшихся вследствие естественного отмирания деревьев, при их повреждении вредными организмами, буреломе, снеговале и других природных явлениях». Через запятую к валежнику добавили сухостой — «усохшие, стоящие на корню деревья». А 33-ю хотят дополнить новой частью: «При заготовке и сборе гражданами недревесных лесных ресурсов для собственных нужд допускается применение ручного инструмента (ручных пил, топоров, лёгких бензопил)».

«Наш законопроект нужен, чтобы обезопасить людей от того, чтобы им инкриминировали правонарушения из-за сбора валежника, — объяснил Леонов. — Непонятно, почему сейчас для этого нельзя пользоваться бензопилой? Как человек может вытащить большой кусок ствола? Ведь уже понятно, что это некондиция!»

По его словам, обращения в прокуратуру о якобы воровстве леса есть и в его регионе. «Приходится доказывать, что это не срубленные деревья. Но кто тогда вообще захочет связываться с заготовкой валежника, если из-за него придётся побегать по инстанциям?» — недоумевает Леонов.

Лесников не заменить

По словам главного научного сотрудника Института лесоведения РАН Андрея Сирина, сухостой, который хотят приравнять к валежнику, запрещено собирать не потому, что от него не надо очищать лес, а потому что такие мёртвые стволы приходится рубить или спиливать.

«Если это сделает неумелый человек, то он запросто повредит соседние здоровые деревья или того хуже — нанесёт увечья себе. Есть породы, сухостой которых очень опасно рубить, например берёзы», — объяснил эксперт.

Если это сделает неумелый человек, то он запросто повредит соседние здоровые деревья или того хуже — нанесёт увечья себе".

Опытных лесников невозможно заменить при расчистке леса людьми, которые отправились «по дрова». А проблема с задержаниями не в законе, а его исполнении, уверен Сирин: «Природоохранная прокуратура сейчас ищет потерянную вещь под лампой, когда это безопасно, вместо того, чтобы бросить усилия на объяснения людям, что можно выносить из леса, а что нельзя».

Лесопатолог, профессор Тимирязевской сельхозакадемии Алексей Смирнов считает, что решение по сухостою следует принимать на местном уровне. «Одно дело, если это лес недалеко от крупного города, а совсем другое — тайга. Наверное, тут надо людям договариваться с сотрудниками лесничеств», — отметил учёный.

Латать существующую редакцию Лесного кодекса бессмысленно, полагает член Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Людмила Талабаева: «Тот, что есть сейчас, вызывает очень много нареканий, наш комитет работает над новым Лесным кодексом. Считаю, что туда и нужно будет всё вносить».

«Общалась на днях с членами совета ветеранов в Дальнереченске и мне как раз по валежнику задали вопрос. Жаловались, что уже многие жители схлопотали штрафы. Людям непонятно — собирать же разрешили! Будем, конечно, разбираться, откуда взялось недопонимание», — добавила она.

Кроме того, Талабаева напомнила, что в профильном комитете Совета Федерации составили и разослали по регионам иллюстрированную инструкцию для тех, кто собирается за валежником.

 

Ссылка на первоисточник
Невероятные истории людей, которым удалось перехитрить смерть

Картина дня

наверх